При поддержке компании Mobatime Systems: лидера в разработке, производстве и продаже приборов и систем времени. Подробнее...
главная arrow издательство arrow Франц Кафка. Письмо к отцу.
Франц Кафка. Письмо к отцу.

Франц Кафка: Письмо к Отцу.
Перевод с немецкого Валерия Молота. — СПб.: Борей Арт, 2013 — 128 с.

Валерий Молот:
На мой взгляд, главным итогом схватки сына с отцом на бумаге является не восстановление отношений между ними, которые, как известно, при жизни не прерывались, а именно это уникальное произведение гениального автора, неподражаемый по своей художественной силе документ, который, согласно молве, так и не дошел до адресата, но дошел до нас с Вами.
Спасибо тебе за это, Франц.

Валерий молот. О Письме /послесловие
Письмо к Отцу — это уникальное художественное произведение, редчайший сплав допустимого вымысла и документальной манеры изложения. И это не только безжалостный приговор тирану-отцу, подписанный именем собственного сына, это еще и болезненный стон самого сына, жертвы по имени Франц Кафка, который во время составления этого трагического художественно-документального шедевра хотя и находился в зрелом возрасте и здравом уме, но уже большую часть жизни прожил в иллюзорных и мрачных пределах добровольного душевного заточения, в глубинах болезненного сознания и очерченной им самим зоны мрачной, в том числе и детской, памяти и воображения, откуда он не хотел, или уже был не в состоянии выйти.

Для современного читателя Франц Кафка — это не просто имя человека и писателя. Слово Кафка стало определением душевного состояния человека, которому не свободно жить в этом мире уже по той причине, что мир населен враждебными человеку людьми, и что эти люди имеют неоспоримую власть над беззащитным человеком: их много, а человек — сколько бы его ни было — всегда один.

Именно таким, несвободным от рождения человеком, чувствовал себя и прожил свою жизнь Франц Кафка, выросший в благополучной еврейской семье, где вселенская «людская» власть над ним на всем протяжении его затянувшегося детства принадлежала только одному из всех людей, но зато самому могущественному в сознании и в глазах ребенка: собственному отцу. Сильному, умному, властному, любящему своего сына, но не похожему на него.

И эта физическая, моральная и духовная непохожесть сына на отца, можно сказать несходимость отца с сыном или даже их несоизмеримость и стала трагедией — сначала детской и внутрисемейной, а потом, просто исторически, превратилась во всемирную, зафиксировав себя в нашем мире под названием кафкианство, которое повсеместно понимается и переводится на общепринятый язык как состояние человека, отверженного миром людей, или же им самим этот мир отвергающего.

Письмо к Отцу завершается изящным, хотя и несколько искусственным диалогом между отцом и сыном. Однако в реальной жизни диалога не последовало. Сын совершил отчаянный поступок, но только на бумаге, и это написанное, но не отправленное письмо не нарушило его семейные отношения с отцом. А надежда на возможное примирение между отцом и сыном в результате совместного постижения ими «некой правды», способной принести обоюдное успокоение — к чему в завершении Письма искренне и трогательно призывал автор — реализовалась в жизни еще проще: отец и сын прожили в мире друг с другом до самого конца жизни автора этого Письма.

Нам вообще неизвестно знал ли адресат о написанном ему письме. Нам только известно, что об этом письме знала мать Кафки, верная и любящая еврейская мать и жена: скрыв от отца само существование такого убийственного, направленного против него материала, она могла пощадить тем самым не только мужа, но и спасти от заслуженного отцовского гнева своего сына, которого она глубоко и по-матерински любила и жалела за выпавшее на его долю нечеловеческое страдание: ежеминутно подавлять в себе любовь и ненависть, просто подавлять себя, постоянно скрывая боль от общения с родным человеком, который не только одарил его жизнью, но и ежедневно эту жизнь в нем поддерживал.

Впрочем не исключено, что мать Кафки могла все-таки поделиться с отцом этим письмом, и, если это произошло, то Письмо к Отцу следует читать уже не как сомнительный приговор деспоту-отцу, а как упрек в недальновидности и неблагодарности страдальцу и выдумщику-сыну.

Но на земле, по крайней мере, не осталось никаких свидетельств того, что отец Кафки знал о существовании этого письма, или же, что его любовь к «непутевому» сыну стала меньшей после написания сыном самого Письма. Источники подтверждают, что Отец оставался верным оплотом своему сыну вплоть до самой его смерти, утвердив тем самым не только отцовскую любовь, но и выполнив долг прародителя по отношению к своему вечно живому сыну.

И в заключение имеет смысл привести ряд фактов и несколько исторических факторов, которые имеют как прямое, так и косвенное отношение к появлению этого Письма. Это может помочь его более полному прочтению.

1. Письмо к Отцу было очевидно написано Кафкой в ноябре 1919 года, хотя в конце самого письма стоит лишь подпись «Франц», без указания даты.

2. Целиком это письмо было опубликовано Максом Бродом только в 1953 году, как часть вышедшего из печати сборника произведений Кафки.

3. Серьезные критики этого короткого, но эпохального литературного шедевра склонны считать, что Кафка сознательно пошел на многочисленные преувеличения в этом письме, умышленно создавая ситуацию гротеска и даже карикатурного искажения.

4. Сама длина письма — около ста страниц рукописного текста, предполагает, что если это письмо задумывалось как частная корреспонденция, то в процессе написания оно превратилось в обвинительный документ, который просто не мог быть вручен адресату без боязни автора быть отлученным от дома.

5. Интересно отметить, что друзья и современники Кафки, хорошо его знавшие и тесно с ним общавшиеся, не воспринимали Франца как забитого отцом, духовно подавленного человека. Согласно Максу Броду: «Люди, близкие к Кафке, свидетельствовали о том, что Кафка совсем не производил впечатление человека загнанного и запуганного своим отцом. Он владел формой выражения себя, желал творить, активно интересовался жизнью, жадно вбирал в себя знания, вызывал и возбуждал к себе любовь окружающих... Он не был обременен напускной мрачностью, столь типичной для молодых людей, не было и следа упаднической вялости в его проявлениях, в нем совершенно отсутствовал снобизм, который часто вызывается духовной депрессией или душевными страданиями».

6. Брод также считает, что у читателей-почитателей Кафки доминирует «совершенно неверный образ их кумира — им кажется, что в общении Кафка представал печальным, даже отчаявшимся человеком. Совсем наоборот».

7. Есть и противники такого безоблачного и жизнерадостного портрета Кафки, нарисованного Бродом. В изданной им в 1937 году биографии Кафки, Франц показан не только «искусным наездником, пловцом, гребцом», но и человеком, который увлекается здоровым образом жизни, и которого мало интересуют авторы с упадническими взглядами на жизнь. Однако следует помнить, что Брод открывал миру Кафку всего четыре года спустя после того, как нацисты пришли в Германии к власти, чему не в последнюю очередь способствовала их успешная борьба с так называемым «дегенеративным искусством».

8. Впрочем, все критики согласны с Бродом в том его положении, что подлинный образ живого Кафки не следует искать в его произведениях.

9. Стоит также отметить, что время написания Письма совпало с революционными волнами в послевоенной Европе, когда процесс бунта, восстания, свержения любой власти стал на некоторое время популярной темой многих философских и художественных произведений. За несколько месяцев до написания Письма в одной из австрийских газет (Volkswirt — Австрийский Экономист, май 1919 года) появилась статья под названием «О психологии революции: общество без отцов», в которой убедительно постулируется необходимость изменения традиционной семейной структуры в сторону устранения «имперской власти правления». Нет оснований считать, что в своем Письме Кафка поддался витающему в воздухе духу освобождения человека от всех земных и семейных пут, но лексика самого Письма изобилует прямыми выпадами в адрес отца-тирана, осуждая, в том числе, и его манеру «править, удобно восседая в своем кресле».

Нью-Йорк, 2013 г.

 
< Пред.   След. >
© 2018 Borey Art
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.